Валерий Крастин об Афганистане: «Слава Богу, что живы»

1 430

В канун 30-летия вывода ограниченного контингента советских войск из республики Афганистан редакция Cesma.md встретилась с ветераном войны Валерием Крастин, который поделился своими воспоминаниями о событиях тех лет и рассказал как сумел найти в себе силы 18-летний юноша, чтобы с честью выстоять в этой войне.

Для Валерия Крастин годы службы стали настоящей школой жизни. Те события давно остались позади, но в его памяти всё ещё свежи воспоминания.

«Ночами, мне часто снится последний бой», — признаётся ветеран афганской войны.

Валерий родился и вырос в селе Чишмикиой. Как и положено, в 18 лет был призван в ряды Советской Армии. Сначала попал в город Керчь, где впервые надел солдатскую форму. В Спитак (Армения) вместе с другими ребятами был направлен для прохождения начальной боевой подготовки. А по истечении 3 месяцев вместе с 120-ью такими же юными, Валерий вылетел в Афганистан, в Кундуз.

«Я, как и многие мои сверстники, вырос на положительных примерах истории и был воспитан в духе патриотизма. Для меня служить в армии значило стать настоящим мужчиной», — признаётся Валерий.

Известие о том, что служить придётся в Афганистане, им, как и многими его сверстниками, было воспринято как должное. Родина их призвала, поэтому «Куда? и «Где велено служить?» не обсуждалось. Ведь это было священным долгом советского человека.

«Когда стали снижаться, было уже около семи часов вечера. Еще сидя в вертолете, мы услышали звуки выстрелов, но, видимо стреляли из лёгкого оружия. Благо, никто не пострадал. При выходе из вертолета в метрах ста от нас мы увидели танк Т-34, который нам был знаком из военных фильмов. Тогда нам казалось, что мы стали частью какого-то военного фильма, где все постановочно. Но, на самом деле все оказалось совершенно по-другому», — вспоминает о своих первых впечатлениях Валерий Крастин.

Тогда для молодого парнишки из обычного села все казалось необычным, особенно звуки пулеметов, о которых очень часто слышал из рассказов своего любимого учителя истории, ветерана Великой Отечественной войны Василия Алексеевича Деркач.

В начале своей службы в Афганистане Валерий попал в ремонтную роту, где прослужил три месяца. Но неоднократно просился в автомобильную роту: «Помог мне попасть в автороту наш земляк из Вулканшет Сергей Руденко, который предложил меня зачислить туда, после того как по приказу демобилизовались отслужившие ребята. Таким образом я сел за руль машины Урал -375».

Для совсем юного парня наступил совершенно другой ритм жизни: сотни километров бесконечных спусков и подъёмов по среднеазиатской жаре, зачастую под обстрелами. Обстановка на войне в горах была переменчива до крайности. И неизвестно, что вмещали в себя ближайшие полчаса. И каждый раз приходилось искать признаки надёжности.

Свой первый рейс 16 мая 1983 года из Кундуза в Пули-Хумри Валера считает своим боевым крещением.

«Выехали в 6 утра, чтобы до 16 часов доехать, так как очень рано темнело. Задача стояла довезти снаряды для танкистов Т-72. На обратном пути 19 мая, в день рождения моей сестрёнки, попали в засаду. В этот раз был большой риск попасть в плен. Лично для меня это было неприемлемо. Я твёрдо знал: последняя пуля в моём автомате предназначена мне. Но мне повезло. Спасибо лётчикам вертолётов, которые спустились на малую высоту и кружились над моей машиной, оградив меня от душманов», — рассказывает Валерий Крастин.

Не раз он был на лезвии ножа. Здесь ему пригодились навыки, которые он приобрёл в учебке, сельская закалка, его твердый характер и сила духа. Ну и, конечно, удача: «На войне стреляют каждый день. Много раз попадали в засады. После боя говорили: «Слава богу – повезло, что жив». Радовались, что все твои боевые товарищи и ты сам жив».

Сегодня, вспоминая боевые рейды, Валерий понимает, что риск был ежеминутным. Но тогда об этом он не думал и воспринимал как реальную необходимость. «Тогда мы постоянно находились в состоянии морального выбора. А смерть на войне – словно игра в русскую рулетку, не знаешь, когда эта шальная пуля вонзится в молодое, не видавшее жизни тело солдата», — говорит ветеран Афгана.

«23 апреля 1984 год. В ущелье Дарваза на подъёме на Саланг, наша колона попала в засаду. Погибли 17 ребят, ранены более полусотни, в том числе Миша Кисаков с Вулканешт, которому пуля попала в плечо. Мы ничем не могли помочь, так как «голова» колонны была обстреляна со всех сторон. Подбит БТР, затем БМП. А потом, когда стали спасать раненных и подбирать убитых ребят, духи начали стрелять почти в упор. Это была их тактика», — вспоминает Валерий.

Провинция Кундуз, боевые действия в самом разгаре, сложные операции, потери однополчан, тяжёлые бытовые условия. До последнего Валерий не писал родителям о том, через что приходится пройти. Не хотел расстраивать родных. А ведь под обстрел попадал не раз. Приходилось возвращаться и с обстрелянной машиной, и вскрытым капотом. Не понаслышке Валера знает и о контузии.

 «28.04.84 г. Недалеко от Хайратона, в ущелье, мы попали в засаду. Нас обстреляли по ошибке. Бомбили наши же самолёты. Погибло много ребят и раненых было много, да и с кишлака много мирных жителей пострадало. Дима Бербер, наш односельчанин, который находился недалеко от этой местности, получил приказ: кто находится близко к кишлаку должны помочь раненым в вывозе с места бомбёжки. Он незамедлительно пришёл к нам на помощь. Здесь я и встретил своего односельчанина», — вспоминает Крастин.

С особой интонацией в голосе Валера рассказывает о тех коротких встречах с односельчанами: Дмитрием Бербер, Степаном Боевым.

Вместе с Валерием служили ещё ребята из Гагаузии.: Сергей Руденко, Михаил Кисаков из Вулканешт, Григорий Янев из Чадыр –Лунги. Всего гагаузов было человек 300.

«Кто сказал, что на войне не страшно, тот не был на войне. Самое страшное, что может произойти – это смерть близкого друга на твоих глазах. А еще страшнее — что ты в этой ситуации бессилен. Сергей Руденко, Григорий Янев, Володя Суханкин из Самары – ребята, которые погибли на чужой земле, защищая свою страну: их подразделение шло впереди автоколонны для того, чтобы обеспечить безопасность нашего передвижения. При выполнении поставленной задачи группа воинов попала в засаду. Этот день никогда не сотрётся из моей памяти», — со слезами на глазах рассказывает Валерий.

Не хочется, чтобы герои афганской войны, их подвиги были забыты. Солдаты и офицеры проявляли бесстрашие, мужество, вызывая огонь на себя, заслоняя собой и спасая своих сослуживцев.

Зная о том, что Валерий Крастин был награждён Орденом Красной звезды, мы попросили рассказать нам об этом.

«Военной задачей нашей колонны было довезти снаряды и боеприпасы в Кундуз. С нами ехала ещё колонна новой техники и новобранцы, которые ехали на замену демобилизованным солдатам. А на обратном пути с нами возвращались ребята, которые демобилизовались и едут уже домой, то есть уже без оружия, с чемоданами и в тельняшках. Проехав 50 – 60 километров от Толукана, мы подъехали к кишлаку, в котором нас уже ждали духи. Страшная картина предстала перед моими глазами: впереди на дороге уже подбиты БТР-ы, кругом стреляют из гранатомётов. От дыма и пыли ничего не видно. Я ехал на «головной» машине. Патронов у водителя 4 рожка — на 2-3 минуты боя. Я выпустил очередь, хотя нас, водителей, предупреждают, чтобы мы в бой не ввязывались. Главное, груз довезти. Но здесь была ситуация такая, что мы были почти безоружны. В какой-то миг я услышал удар – это в машину попал из гранатомёта снаряд. Попал он в воздухоочиститель. Прошёл сквозь металлическую аптечку, где я бережно всё время хранил крестик и платочек от мамы. Взрывной волной обгорели волосы, брови, но в тот момент я на это внимания не обратил. Снаряд попал в машину таким образом, что «хвостовик» не сработал и застрял. Это я потом уже разобрался. А в этот момент моей главной задачей было не останавливаться и любыми путями выбраться из этого ада. Я осознавал, что за мной колонна, если не проеду – колоне всей конец и ещё — ребята безоружные. Я потянулся ногой до газа и понял, что там педали нет, вместо этого был какой-то кусок металла. Воспользовался «ручником» и стал объезжать на первой передаче сгоревшие и подбитые БТРы, потому что ехал, можно сказать, вслепую: ничего не видно было из-за дыма. Но все-таки нам удалось выбраться», — рассказал Валерий.

Много раз ветерану той страшной афганской войны приходилось быть на волоске от смерти.  

Каждый, кто прошёл афганскую войну, воспринимает мир по – своему: кто – то замыкается, кто – то ожесточается, а кто – то смотрит на мир уже совершенно другими глазами.

«Люди на войне быстро учатся ценить жизнь. И свою, и товарища. Война расставляет все понятия по местам. Ложь, трусость, малодушие, эгоизм – всё это умирает в первом же бою. Закрепляются только те понятия, которые помогают выжить – взаимовыручка, ответственность за товарища и своё оружие, готовность к самопожертвованию во имя других. Как бы это ужасно не было, но именно там ты понимаешь, что такое счастье.  Ты был счастлив, что бой закончился и все твои друзья живы и что каждый день войны приближает тебя к мирной жизни. У каждого «афганца» были два события в его жизни, которые тоже не сотрутся из памяти – это прибытие и убытие из Афганистана. Между этими событиями, кажется, время проскочило мимо тебя. И слава Богу, думаешь, что оно тебя только задело – покалечило и ты отлетел от этой неизбежности. Скажу словами покалеченных и раненных в госпиталях: «Слава богу, что жив!». Так говорили безногие, безрукие, со сломанными позвоночниками, с пулями под сердцем солдаты.  Они были по – своему счастливы. Слава богу, что живы!», — заключил Валерий.

«Молодому поколению желаю мира. Берегите и цените его! Лучше худой мир, чем хорошая война.

Всем воинам – интернационалистам хочу пожелать главного – здоровья. Цените и уважайте друг друга, пока мы живы», — пожелал Ветеран афганской войны Валерий Крастин.

Этот веб-сайт использует файлы cookie, чтобы у вас был лучший пользовательский интерфейс. Принять Конфиденциальность

Политика конфиденциальности